mikaprok (mikaprok) wrote,
mikaprok
mikaprok

Categories:

Формула успеха. Проблематизация



«Вершки вместо корешков»

Коли речь зашла о проблемах античных конституций, отметим в экспресс-режиме недостатки действующего в США основного закона.

Не то, чтобы мы имеем дело с чем-то принципиально нерешаемым или изначально не функциональным. Совсем нет.

В целом, если машинка работает столько лет, значит существует политическая воля поддерживать ее в актуальном состоянии.

Однако, как часто бывает с подобными артефактами, их слабые места пунктирной линией очерчивают потенциальные мишени национальной конструкции. Ведь конституция – законодательное зеркало, отражающее КАК люди о себе думают. И о чем они забыли.

Все нижесказанное хорошо известно и многожды описано специалистами-правоведами. Можно посмотреть Роберта Даля или Эрика Бергера, везде +/- одна и та же повестка.

Важно свести всё к нескольким объяснимым на пальцах тезисам и наложить на политические реалии произвольного года от Р.Х..

1) Сенат и равное представительство. Статья 2(3) говорит нам о 2 сенаторах от каждого штата.

230 лет назад все это казалось демократичным и даже где-то эгалитарным с понятной поправкой на то, что Сенат задумывался в качестве «Клуба миллионеров», каковым он до сих пор и является.

В 1787 году измеряемая численность населения страны оценочно составляла 3 миллиона человек. Томас Джефферсон писал о 100 поколениях американцев, требуемых для заселения территории тогдашней Луизианы, приобретение которой в 1803 году удвоило территорию Соединенных Штатов. Не было целого ряда густо заселенных регионов. Границы юрисдикции новорожденного государства едва касались Миссисипи, дельту которой удерживало Королевство Испании.

Распределение полномочий равными долями, а не пропорциями рассчитано на маленькую страну с полностью контролируемой популяцией. Общинный уклад ведения хозяйства, когда условные плантации распределяются централизовано помимо сложных рыночных механизмов и нет никакого фронтира.

Сегодня, 10 поколениями позже, картина складывается такая: 7 самых маленьких штатов с населением 14 миллионов человек контролируют такое же количество мест в Сенате, как и семь самых крупных штатов с населением 124 миллиона человек.
25% Сената избирается 5% населения. Голос жителя Невады или Вайоминга в 7 раз более значим, чем Калифорнии или Техаса.

Помимо общего дисбаланса представительства, это порождает известную проблему веса предвыборной гонки. Бюджет избирательной кампании в маленьком штате может кратно отличаться от такового в большом. А результат будет один. Кстати, тут расположена и лазейка для амбициозных, но недостаточно популярных лидеров. Они предпочитают выступать из глубинки.

Вариант подобного перекоса есть практически во всех странах, но здесь диспропорция с годами только увеличивается. Бороться с ней без хирургического вмешательства проблематично.





2) В американскую конституцию невозможно внести серьезные правки. Статья 5 говорит нам о консенсусе в 2/3 голосов обеих палат Конгресса и, одновременно, ¾ членов законодательных органов голосующих штатов. Такое случается настолько редко, что обсуждаемый предмет носит косметический или популистский характер. Да, Конгресс и штаты, теоретически, могут созвать т. н. конституционную конвенцию, но это еще более согласованное действие. Изначально Статья 5 – замковый камень, предотвращающий узурпацию одним из госинститутов слишком большой власти. В реальности, она поддерживает в том числе и стагнацию правового механизма страны.




3) Сильная президентская власть. В чем правовая роль президента США? Это тот самый гарант конституции, да, но не только. Он еще и «главный законотворец»/chief legislator по метком выражению Клинтона Росситера.
Президент никак не ограничен в праве наложить на любой законопроект вето. За 230 лет первые лица страны воспользовались им 2550+ раз. Например, Франклин Рузвельт аж 372 раза.

Формальный повод – охрана конституционных норм. Однако Конституционный суд не должен подтверждать его действия. Президент по действующим правилам всё решает сам.

Кстати, Конституционный суд счел неприменимыми только 160 предложений за всю историю своего существования.

Права президента в части надзорной функции не прописаны детально и трактуются поэтому очень широко. Например, в экстренный момент времени он может произвольно забирать себе под контроль силовые ведомства.
Чем и воспользовался Буш-младший, объявив «войну с терроризмом» в 2001-2002 гг.. Ключевое слово «война» открывает горизонт для создания специализированных госагентств, типа NSA.

Конгресс не может здесь выполнить проверочное упражнение и трактовать происходящее иным образом.

Путь к диктатуре ограничен традицией и репрезентативностью власти, но не конституционными ограничениями имени 1787 года.

Помимо прочих мелких рудиментов, вот три важных нюанса, которые упускает из виду действующая Конституция. Уточнять же ее (см. п.2) очень сложно.

Но о главном в политическом смысле имеет смысл сказать отдельно в следующий раз.



https://telegram.me/mikaprok

Tags: #европа, #конституция, #политика, #сша, constitution, economics, media, politics, usa
Subscribe
promo mikaprok july 7, 2017 00:17 87
Buy for 20 tokens
Редкий для меня служебно-личный пост. За последние полгода накопилось просто какое-то невероятное количество тем, о которых стоит поговорить, но за повседневной текучкой не доходят руки. Причем большей частью тем вполне жежешных форматов, которые не нужно упрощать-адаптировать и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments