mikaprok (mikaprok) wrote,
mikaprok
mikaprok

Categories:

Вытрезвариум



«Караул, хулиганы зрения лишают!»

Спасибо всем поучаствовавшим за варианты ответов.

Разумеется, все вопросы формулировались таким образом, что, с одной стороны, они представляют собой первую реакцию западного интеллигента на любую «культурную трагедию» помимо публичного отыгрыша сложной эмоции скорби.

А с другой – ответить на них сходу, через 2-3-4-5 кликов мышью, крайне затруднительно. Если вообще возможно.

Потому что нужно представлять себе контекст и понимать, что, как и где искать.

Не всё можно найти в принципе.

Сама область памятников старины, в частности, и музейных пространств, в общем, является закрытой для информационной пенетрации практически в любом развитом обществе.

Их специально покрывают тремя слоями пыли, долго рисуют на поверхности патину и наводят скуку, чтобы никого туда не подпускать. Нервные пожилые женщины охраняют объекты «Красной книги» и лучше вообще туда не лезть.

Катастрофы, происшествия и разного рода странные приключения «объектов культурного наследия» дают повод поговорить об этом более предметно и без придыхания.

Чем мы и воспользуемся.

Начну с моего варианта ответа на второй по очереди вопрос, после чего многое станет ясно.

Итак: кто является его владельцем (выгодоприобритателем)?

Самые популярные ответы: государству Франции и муниципалитету Парижа.

Что мы мы видим на поверхности бушующих волн?




В многовековую историю погружаться смысла нет, поэтому смотрим на события последних 100 лет.

Последняя весточка о судьбе храма относится к началу XX века и представляет собой очередной (третий) акт передачи здания государству. От кого? Со стороны одного из католических орденов, говорит нам историческая справка, подготовленная историком Вэро.

Интересно, а как это выглядит на практике?

Достаточно интересно: формально ответственным за здание является Республика в лице одного из департаментов Министерства Культуры, однако Католическая Церковь (КЦ) играет роль распорядителя имущества, внутреннего убранства и всех материальных ценностей, а также, внимание, поддержания целостности здания. Т.е. именно КЦ заведует реновациями.

Формально с 1900-х ничего не менялось. Букет объектов культурного наследия просто кочевал из одного ведомства в другое, а КЦ где стояла, там и была.

Сложно.

Т.е. объект охраняется государством, как памятник, НО сам памятник отчуждает некоторые существенные права собственности «бывшим владельцам».

В таких случаях нужно сделать несколько проверочных упражнений.

Например, задать такой вопрос: любопытно, а кому принадлежит земля, на которой здание стоит?

Доступный кадастровый план Парижа 90-х говорит о том, что земля принадлежит Фонду Религиозного Наследия (ФРН), состоящего из 2-х государственных предприятий (ФГУПов на наши деньги), католического бизнеса и, внимание, другого, уже частного фонда.

Через что государство следит за НДП? Оказывается существует аж три спецподразделения по церквям с пересекающимися функциями.

Дабы не растекаться мыслью по древу приведу только один факт, в каких отношениях каждая из этих организаций состоит по отношению к ямяреку.

Один из ФГУПов с бюджетом 120+ миллионов Евро «Centre des monuments nationaux» имеет монопольное право проводить экскурсии в НДП, арендуя для этих целей здание у КЦ через аффилированное лицо.

Таким вот путем.





Делаем следующий промежуточный вывод (для окончательного нужно поднимать куда большее количество фактуры): de facto здание и его интерьер находится в смешанной собственности с доминантой религиозного бизнеса и примесью частного.

Теперь плавно идем в сторону первого вопроса: был ли застрахован спецобъект культурного наследия?

Друзья, как вы думаете, при такой вот схеме владения с несколькими слоями ответственности может ли быть что-то не застраховано? Хотя бы одним контрагентом от влияния другого.

Разумеется, нет.

Там все защищено в 4 слоя.

Для начала само здание имеет запас реновационного бюджета со стороны государства (на непредвиденный случай).

У КЦ есть спецфонд для помощи в экстренных ситуациях, туда идет часть пожертвований, осуществляемых ежедневно по всему миру. Напомню, КЦ – один из самых крупных собственников земли в континентальной части ЕС.

Имущество полностью страхует SocGen. На 50 лет вперед.

Гастролирующие ценности, всякие тиары, венцы, картины и прочие артефакты, застрахованы и перестрахованы отдельно от всего остального.

Кстати, может быть это кого-то удивит или даже раздосадует, но у КЦ есть несколько банков и две страховые компании.

ФРН номинально собирает средства на восстановления здания. Т.е. всё, что генерит КЦ, коммерческие активности, дает государство, производит недвижимость на этом пятачке должно тратиться только и исключительно на спасение храма.

Что происходит там в реальности – вопрос другого порядка.

Делаем следующий вывод: имущество застраховано, здание застраховано, денег куры не клюют.





Идем дальше.

Третий вопрос, самый коварный: насколько часто он подвергается реставрации (частичному восстановлению объектов интерьера и экстерьера)?

Многие верно подметили, что такого рода объекты реновируют часто.

Скажу больше, реставрации в крупных культовых объектах не прекращается ни на один день. Это доминанта государственной помощи. Взялись зарабатывать на нашем памятнике – помогайте. Поэтому есть ежегодный торг за бюджеты.

Раз в полгода проводятся крупные события, сдвигают интерьерные элементы, витражи и что-то планово приходит в негодность.

НДП каждый сезон не равен себе прошлому и одновременно сохраняет исторический облик (прямая ложь – не облик, а имидж).

С другой стороны масштабных ремонтных работ, таких как: снятие крыши, перестройка шпиля и т.д., в таких здания всячески избегают. Это неоправданно дорого, нужно возится с бумажками государства-охранителя и отвечать перед «независимыми комиссиями» за результат (т. е. делиться деньгами с пристроившимися в хвост культурологами).

На пустом-то месте.

Поэтому мы имеем дело с уникальными событиями раз в 50-100 лет.

Тут очень помогают несчастные случаи на производстве по принципу «было-стало». Для выбивания фондов и средств.

Слишком часто случается, что даже самих планов здания у его держателей нет. Приходится (за гонорар) восстанавливать по газетам, играм, памяти и туристическим снимкам, как у коробки стоимостью 350 миллионов Евро выглядела верхняя часть.

Смешно? Не смешно.

Важно просто вовремя педалировать невероятное значение события для культурной жизни страны и какое-то время плыть в их фарватере.

Финальный вывод: реновируют беспрерывно, ремонтируют редко.





Примерно так, кажется мне, обстоят дела.

В следующий раз, если будет интересно, разовьем тему. А если не интересно – закончим :-)



https://telegram.me/mikaprok

Tags: #интерактив, #культура, #нотр-дам, #трагелия, #франция, culture, france, notre dame, trivia
Subscribe
promo mikaprok july 7, 2017 00:17 87
Buy for 20 tokens
Редкий для меня служебно-личный пост. За последние полгода накопилось просто какое-то невероятное количество тем, о которых стоит поговорить, но за повседневной текучкой не доходят руки. Причем большей частью тем вполне жежешных форматов, которые не нужно упрощать-адаптировать и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments