mikaprok (mikaprok) wrote,
mikaprok
mikaprok

Мушкетеры пять лет спустя


Образцовая демократия в начале героического пути


Хотите заглянуть в будущее? Нет ничего проще. Любой журналист-любитель может сесть на машину времени и отправиться хоть в будущее, хоть в прошлое.

Находим подходящую историческую аналогию, утрируем ее до нужной формы и вставляем в рамку сегодняшних реалий. Дальше линейно экстраполируем ее на будущий период и, вуаля, получаем правдоподобную версию «завтра». Казалось катайся на этом экспрессе взад-вперед сколько душе угодно. Проблема, однако, в выборе самих аналогий. Их точность хромает на все конечности, детальной информации с гулькин нос, да наше представление об этом воображаемом периоде скорее следствие позднейшего наложения временных фильтров.

Одной из журналистких terra incognita до сих пор является наблюдение не только и не столько за самими событиями, но и за меняющимся контекстом, в котором они преподносятся в каждом из эпизодов истории. Эпизоды же эти меняются настолько стремительно, что 24-х кадров в секунду уже может не хватать.

Любая медиа-платформа, нравится нам это или нет, остается инструментом пропаганды в гораздо большей степени, чем она декларирует.


Время от времени, тем не менее, имеет смысл поиграть в историческую рулетку.

По невероятному стечению обстоятельств очередная годовщина Майдана практически совпала с 5-летием Арабской Весны.

Вопреки мнению скептиков и многочисленных врагов демократии, киевские путчисты получили то, чего они хотели. Украинский народ скинул с пьедестала истории олигархов, продажных политиков и их кукловодов, отмел все ненужные формальности на пути к своей европейской судьбе. От Ямайки и до островов Кука люди узнали, что такое быть мужественным национальным лидером пусть и с кастрюлей на голове. Все временные сложности скоро будут преодолены и никто их не догонит, как бы слышим мы далекое эхо надежды с юго-западных рубежей необъятной страны.

Что же случится, если украинцы продолжат свое путешествие в бурных волнах океана под названием «незалежность»?

Как известно: «не знающий историю обречен повторять ее ошибки». За ураганом событий 2014-2015 года потерялась та точка, в которой начался хаос. Силой, повалившей первую костяшку домино в финальном акте игры, стали события в Тунисе 2010-2011 годов.

14-го января 2011 года тунисский «автократ» Зин Эль Аббедин Бен Али был изгнан из страны и бежал в Саудовскую Аравию вместе со своей семьей.





В должности он находился 22 года. За это время, если верить сухим цифрам статистики, традиционно высокая безработица в стране снизилась вдвое (тем не менее оставаясь одной из самых высоких в регионе), подушевой доход в абсолютных цифрах также увеличился в 2,5 раза. Тунис на протяжении более 10 лет был ключевым партнером США в борьбе с ближневосточным терроризмом и Бен Али играл достаточно заметную роль в ООН. Разумеется, с поправкой на масштаб территории, которую он представлял. Ближе к концу 2000-х, уже перестав по геополитическим причинам быть главным союзником НАТО и занимая нейтральную позицию, Бен Али стал характеризоваться в диктаторском ключе. Amnesty International признала его режим авторитарным, прессу несвободной, а систему наказаний чудовищной. Буквально за 1-2 ничем не примечательных для стороннего наблюдателя года Тунис из передовой африканской страны, претендующей на место во втором мире скатился в глазах прогрессивной общественности на позиции Либерии.

После его свержения, в результате досрочно проведенных выборов, на выборах победила исламистская партия. Все достижения прежнего режима были перечеркнуты и страна погрузилась в глубокий структурный кризис. Спустя полтора года в феврале 2013 года на фоне распадающейся экономики в Тунисе прокатилась волна политических убийств и правительство радикальных исламистов ушло в историю. Глобального коллапса удалось избежать только помощью извне и, как это ни неприятно признавать какому-нибудь Freedom House, остаткам партии Бен Али, оставшемся в низовой номенклатурной прослойке страны. В 2014 году правящей партией стали умеренные консерваторы, а в середине 2015 года был избран компромиссный президент. Итогом глобального социального эксперимента стало следующее: Тунис потерял до полумиллиона граждан в результате вынужденной эмиграции, по экономическим показателям страна откатилась даже не на 22, а на 35 лет назад, более четверти работоспособного населения страны безработны, Бен Али приговорен к 35 годам заключения заочно. Считается, что его разыскивает Интерпол.



Карикатурную сходство с судьбой Бен Али наблюдалось в стране, которую когда-то считали одним из ближневосточных китов. Египетский авторитарный правитель Хосни Мубарак был безусловно более дееспособным и куда менее травоядным лидером, чем Бен Али. Просидев на своем кресле 30 лет, он пережил и подъемы и спады своей популярности, близкие к 9-балльному шторму. Вот только 11 февраля 2011 года вся долгая политическая карьера лидера закончилась заочным отречением. Самая сильная армия региона стала тем мечом, который в итоге и послужил инструментом палача для своего бывшего офицера. Дальше Мубарак в буквальном смысле стал Януковичем, с тем лишь исключением, что продемонстрировал нехарактерное для подобного диктатора хладнокровие. На инсценированных военным советом республики выборах в Египте победу одержали (угадайте кто) конечно же радикальные исламисты. Мухаммад Морси был избран президентом от партии «Исламское Братство». На год новости из Египта поступать практически перестали.

Экспортно/импортные показатели упали втрое. Спустя полтора года в результате протестов на улицах Каира погибло 50 человек. Итогом серии переворотов, разыгрывающихся в полном соответствии с пресловутым сценарием ГКЧП, стал приход к власти анти-путчиского правительства. По дороге очередные политики в форме убили более 1000 человек только на улицах Каира и пригородов. «Исламское Братство» было официально запрещено, как террористическая организация.



Морси был брошен в тюрьму, где ему были предъявлены обвинения и за события 2011 года, да и до кучи за 2013 год тоже. В отличие от Мубарака интервью он не регулярно давал и никто не знает, жив ли сейчас горе исламист. С тех пор страна живет под властью анонимных генералов, потеряв за 3 последних года весь небольшой багаж авторитета, который весь свой долгий срок нарабатывал предыдущий президент. Крупные населенные пункты сотрясают терракты «Исламского Братства», которое теперь взаимодействует с ИГИЛ, простите, ДАИШ.

Сверхприбыльная индустрия туризма, которая двигала еще и всю девелоперскую активность в стране, оказалась в руинах. Безработными официально числятся 28% дееспособных граждан страны. Для государства с численностью населения Германии это смертельный диагноз. В некоторых районах страны последние пару лет наблюдаются перебои в подачи воды. Территориальную целостность спасает все та же армия Саддата.

Мубарак, оказавшись удивительно живучим лидером, последний год «все хуже» себя чувствует. Одна надежда на очередной вооруженный переворот, который по предсказаниям западных СМИ уже вынашивается исламистами.


Еще одним мощным игроком был Йемен. Теперь наравне с Ливией и Сирией он из страны превратился в набор слабоуправляемых территорий, с мерцающим время от времени правительством. Только в Сане насчитывается до 10 различных группировок, которые ведут борьбу за власть в стране, которая теряет по 0,5 кв. км. в день. Все начиналось так же, как и в предыдущих случаях с поправкой на то, что Йемен всегда считался очень хрупкой страной, сидящей на этнической пороховой бочке. Госпереворот, удаливший из своего дворца Абдуллу Аль Салеха сопровождался параллельным переворотом, который приписывается Аль-Каеде. Партия Хади победила на так называемых выборах 2012 года, где она была единственным кандидатом. Всего через год крайне беспокойной жизни Хади была вовлечена в гражданскую войну и потеряла часть территории страны. В настоящий момент беженцы из некогда красивого Йемена пополняют ряды добровольцев ДАИШ.

Про упомянутые Ливию и Сирию рассказывать смысла особенного нет – тут события развиваются со сверхзвуковой скоростью и сами эти названия могут уйти в историю.



Абсолютно все участники «Арабской Весны» пришли к одному из трех состояний:


  1. значительное усиление псевдодемократического авторитарного режима, сопровождающегося громадными экономическими потерями структурного характера (т. е. неисправимыми в обозримое время);


  2. установление военной или религиозной диктатуры, вычеркивающей страну из перечня цивилизованных;


  3. гражданская война и рыхлая территория, с которой сметается все живое.  


Речь идет о глобальном преобразовании региона и полной перестройке там поствоенного устройства. Широко распространенные мифы были разрушены: арабский мир не продемонстрировал никакого особенного единства целей и взаимной поддержки, была вскрыта невероятная хрупкость и какая-то фатальность местных режимов, все игроки (маленькие и большие) не проявили никакой самостоятельности или мало-мальской гибкости сценарных решений.

Покидая машину времени, перенесшую нас в 2011 год, хочется обернуться и бросить взгляд на "братский народ" и спросить себя: при всей схожести тех самых сценариев, как они встретят 2019 год?



Конец демократических преобразований. Amnesty International ставит вам "2" за домашнюю работу

Tags: economics, egypt, future, politics, tunisia, ukraine
Subscribe
promo mikaprok july 7, 2017 00:17 88
Buy for 20 tokens
Редкий для меня служебно-личный пост. За последние полгода накопилось просто какое-то невероятное количество тем, о которых стоит поговорить, но за повседневной текучкой не доходят руки. Причем большей частью тем вполне жежешных форматов, которые не нужно упрощать-адаптировать и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments