mikaprok (mikaprok) wrote,
mikaprok
mikaprok

Вечная боль



Продолжаем разговор о церемониальных святынях.

Сегодняшняя беседа посвящена незавидной судьбе потомков Моисея во время ВМВ.

«Холокост» – тема, окончательно закостеневшая и превратившаяся на момент конца 80-х – начала 90-х прошлого века в часть государственной легенды.

Понятно, что на уровне политики «от кутюр» все разговоры о преследовании и жалости никакого отношения к избранному народу не имеют. То есть это не сионизм или наоборот антисемитизм (до чего уже почти договорились), в просто удобная мыслительная конструкция, которой в хозяйственной деятельности можно решать разные практические проблемы.

Небольшая часть истории составляет тренировку толерантности, балансирующей человеконенавистничество всё еще свойственное ряду обывателей даже самых цивилизованных стран :-) Львиная же доля представляет собой блокировку реальной политической истории, предшествующей WWII, а также, на всякий случай, и после.

В принципе, никаких проблем с этим ни у кого не возникает.

Консенсус.

Для симметрии придуманы были и борцы с легендой. Сплошь в язвах и рубцах от перенесенных интеллектуальных травм.

Чего стоит один Дэвид Ирвинг и его «институт».

В начале 2000-х с массовым распространением средств коммуникации всю информацию об альтернативной политической реальности, иногда перемежающуюся действительно интересной риторикой, предпочитают сливать через отрицателей холокоста или приближенных к ним лиц. Да-да, есть такой термин. Это те публицисты и историки, на оригинальные работы которых нарушители порядка ссылаются. Нет лучше наказания для академического ученого, вне зависимости от профессиональной темы, чем попасть на форзац очередной книги-разоблачения.






Вероятно, сам холокост (заметьте, независимо от того миф это или реальность) возможно преодолеть только потерей носителей боли. То есть естественной убылью свидетелей «ужасов фашизма» разрешается и само отношение к ним со стороны государственных да и надгосударственных структур.

Сама теория более не будет политически приложимой и примитивную затычку просто смоет естественным потоком жизни. И истории.

Собственно, в живых-то и осталось от силы несколько десятков человек, раскиданных по всему миру. Если к вопросу подходить статистически.

Не тут-то было. Пару лет назад впервые появилось исследование о наследственных свойствах памяти, перенесшей шокирующие события.

Революцию в генетике устроила некая Ракель Иехуда из Нью-Йоркской больницы Маунт Синай. Она взяла какую-то выборку из узников концлагерей в количестве 32 человек и их детей. Долго делала анализы, произносила «ахалай-махалай» и в итоге пришла к фундаментальным выводам, которые бросают вызов современному представлению о генетике. А именно: «у детей узников немецких концлагерей – измененные гены вследствие эмоциональной травмы, испытываемой их родителями в зрелом возрасте».

Тут были найдены эпигенетические тэги, которые должны исчезнуть после оплодотворения, но они якобы сохранились.

Она ухватилась за неустоявшееся представление о «эпигенетическом наследовании», одно время достаточно модной теории, но в последствии значительно сдавшей свои позиции.

Согласно ей мы знаем, что «пагубное поведение» (курение, злоупотребление алкоголем и наркотиками) родителей может оказывать негативные последствия на детей и даже внуков генетически, а не просто искажая физически.

«Эта музыка будет вечной»






В пример тут же подтянулись другие исследования, когда уже беременные женщины подвергались психологическим и/или физическим испытаниям. В указанных случаях получение травмы ребенком на уровне психики (и деятельности организма в целом) куда более вероятно, но оно, конечно же, не передается генетически, а является результатом корректировки в развитии плода.

То же самое касается курящих и пьющих отцов, хотя уже в значительно меньшей степени.

Теоретически допустимо, что какие-то прижизненные изменения в организме способны не очищаться фертилизацией. Однако до этого прямых доказательств наследования никто не находил.

Разумеется, американцы повторили всё на мышах и нашли некоторую связь между впечатлениями и наследуемыми признаками.
Хотя сам механизм передачи и влияния на дальнейшую жизнь человека таких признаков до сих пор является тайной.

Разговоры о связи холокоста с генетикой жертв на время прекратились, а вот эпигенетика за последние 1,5 года активизировалась именно в сторону практического применения правил поведения.






Собственно, если говорить о политических последствиях тема исключительно богатая.

Хорошо видно, что это своего рода испытательный полигон не только для генетики, но и социологии.

При должном желании любому меньшинству можно приписать нравственные мучения, сказывающиеся на нем не просто психологически, а биологически. Находка для имеющего совесть популиста :-)

То, что до сих пор никто не вынул из ножен этот меч на всю длину скорее случайность, нежели сознательная работа мысли. Как известно, законы геометрии выглядели бы по-другому если бы это кому-то выгодно.

Когда речь заходит о биологических законах, становится не так смешно.


https://telegram.me/mikaprok

Tags: genes, holocaust, politics, science, sociology, гены, наука, политика, социология, холокост
Subscribe
promo mikaprok july 7, 00:17 88
Buy for 20 tokens
Редкий для меня служебно-личный пост. За последние полгода накопилось просто какое-то невероятное количество тем, о которых стоит поговорить, но за повседневной текучкой не доходят руки. Причем большей частью тем вполне жежешных форматов, которые не нужно упрощать-адаптировать и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments