mikaprok (mikaprok) wrote,
mikaprok
mikaprok

Анатомия добра

Отели «Hilton» славятся не только безупречно автоматизированным обслуживанием и прошедшим строевую подготовку персоналом, но и некоторыми более изящными инновациями. С середины 70-х годов все заведения сети стали практиковать сбор средств на благотворительные рождественские вечеринки для детских домов. На стойке регистрации устанавливался прозрачный ящик, в который каждый желающий мог положить сдачу от расчета за номер. На собранные таким образом деньги устраивали классическую советскую елку. В сочельник дети из близлежащих приютов приглашались в холл отеля, где были накрыты угощения . Под вспышки камер смущенные мальчики и девочки признавались в любви к случайным меценатам (их имена для размещались на елке), а также доброму Дедушке Морозу по имени Конрад Хилтон, незримо присутствующему в душе каждого гостя.

Рождественские встречи оказались настолько успешной затеей, что породили целую индустрию розничной благотворительности. Занятие, существовавшее добрые три сотни лет, за какие-нибудь пару десятилетий вышла из загородных особняков на оживленные улицы мегаполисов. Средний класс теперь мог не только получить «прислугу на час», но и стать «филантропом на час».

В последние годы «Hilton» существенно расширил линейку благотворительных сервисов. За завтраком перед каждым гостем ставят табличку с призывом не переусердствовать в самообслуживании и ни в коем случае не накладывать больше еды, чем сможешь съесть. Ведь всю оставшуюся в контейнерах еду отдают в бездомным животным. По-видимости, это правило распространяется в равной степени и на ананасы и на сливочные пудинги.

В тренажерном зале похожая табличка информирует о специальной программе помощи африканским странам. Невостребованную гостями воду из кулера жертвуют Эфиопии и Уганде. Пробки от одноразовых бутылок идут на производство инвалидных кресел, а полотенца – на переработку и пошив одежды для развивающихся стран. Везде много отчетных цифр, жалостливые картинки и призывы к немедленному действию.

Оказалось, что все чем нельзя управлять средствами роботизированного сервиса хорошо поддается эмоциональному принуждению.

Щель между нравственностью и прагматизмом надежно зашпаклевана раствором из жалости и самолюбия.


Сегодня благотворительность это не просто большой бизнес. В странах EU, Северной Америки и ЮВА люди, имеющие годовой доход не ниже 50000$ тратят на благотворительность от 3 до 5% этой суммы на протяжении большей части взрослой жизни. Тренд сделал массе людей понятным и доступным сам процесс получения удовольствия от покровительства.

Совокупно благотворительность больше всей медиа-индустрии мира вне зависимости от канала доставки. Как все это устроено?

Казалось бы такая естественная вещь, как доброта. Что уж тут мудрствовать? Тем не менее рассказывать про работу крупных благотворительных организаций никто не спешит. На это есть свои причины, о некоторых из которых есть смысл поговорить.

На этой неделе во всех возможных СМИ опубликовали трогательное посвящение Марка Цукерберга своей новорожденной дочери. Красивый жест, запоминающиеся фотографии счастливой пары с ребенком на руках, атмосфера великого свершения.

Властители дум поспешили растиражировать образ молодого, прогрессивного миллиардера, который тратит все свое состояние на благотворительность. Действительно, это ли не чудо? Особенно на контрасте с отечественными нуворишами. Вообще комфортные, но неправомерные сравнения это конек российских СМИ. «Сладкое» и «круглое» из года в год кладутся на весы для создания соответствующего настроения у наблюдателя. А наблюдать за молодым, красивым и добрым Цукербергом завсегда веселее, чем разбираться в офшорных счетах пожилых, неопрятных и злых чиновников. Теперь взглянем на экономику процесса.


Марк Цукерберг с супругой

Представьте, что в кармане вашего пиджака лежит чек на миллиард долларов США. Да-да, это настоящий чек, снабженный водяными знаками, оттисками и прочей атрибутикой высокой кухни современных монетных дворов. Формально, вы очень богатый человек. Но есть дно «но» – этот чек нельзя обналичить. Ни целиком, ни частями, никак. Его даже нельзя подарить – в таком случае он просто превратиться в абсолютно бесполезную бумажку, как для дарителя, так и для получателя. Его нельзя ни на что обменять. Более того, его даже нельзя потерять или проиграть. На следующий день вы получите точно такой же пахнущий типографской краской чек. Зачем же он вам? Некий даритель прислал вам его снабдив детальным пояснением. В нем говорится, что если вы будете себя хорошо вести, много и честно работать, да просто делать то что он, даритель, вам скажет, то через несколько вы сможете в счет чека получать небольшие суммы соразмерные вашим стараниям. А в определенный момент, с чем черт не шутит, даже обналичить его целиком.

Шантаж, рекет, вариант грин-мейла? Нет. Примерно так выглядит современный вариант опциона для основателей высокотехнологичного бизнеса в США, Европе и Гонг-Конге. Подобного рода схема закрывает сразу несколько неудобных мест в «невидимой руке рынка»:


  1. Необходимо сконцентрировать внимание не на реальном владельце (владельцах) полу-виртуального бизнеса, а на мифических молодых отцах-основателях. Это создает требуемый ажиотажный спрос на идеи-стартапы и, в случае любых неурядиц, переводит стрелки на держателя неразменного миллиарда;


  2. Мотивировать персонал далеким светом в конце тоннеля, продвижение по которому зависит от самого персонала. Здесь классический бихевиоризм идет рука об руку с современным капитализмом;


  3. Владение банковским билетом такой величины обессмысливает в глазах стартапера любые мыслимые и немыслимые махинации с  развиваемым активом.


Т.е. хедж-фонд, управляющий предприятием нанимает некоего «инноватора» для выполнения определенных в договоре работ с мотивацией, плотно защищаемой коммерческой тайной.

Повседневные труды таких сотрудников оплачиваются отдельно, точно так же, как и налоговые сборы, премии и т.п..Реальная жизнь к спектаклю отношение не имеет.

Хорошо. Теперь предположим, что большая работа проведена и настал заветный момент получения тех самых новогодних подарков с хилтонской елки. Как действовать дальше? Поскольку договоренности отчасти неформальны, сделать это напрямую через фонд-донор нельзя. Иначе в момент повалятся все выстраиваемые годами декорации. Вывести их через рынок тоже не представляется возможным -- мы помним, что лотерейный билетик именной.

На этот случай для людей доброй воли припасена следующая возможность: вы от своего имени создаете благотворительный фонд. В качестве уставного капитала используете банковский билет на миллиард долларов. Далее на аналогичную сумму от неизвестных дарителей (кто бы мог подумать) вам делают пожертвования. Они сделаны частями и хорошо обоснованы. Дело в том, что в мире сказок акулам бизнеса за доброту полагается индульгенция.

Этот же самый фонд-владелец аккумулирует в открываемом благотворительном фонде деньги выводимые от налогообложения. Получается невероятная вещь -- инновации компенсируются без поборов, следовательно полностью оплачиваются налогоплательщиками. В первую очередь, сотрудниками корпораций-доноров. Да, либертарианцам есть, где разгуляться.

Кстати, общий ВВП венчурного бизнеса удивительным образом совпадает с суммарными благотворительными взносами от крупнейших монополий в США.


Макдональдс одна из самых активных организаций на благотворительном рынке в мире. И один из самых крупных налогоплательщиков мира в своем сегменте бизнеса

Что же получают детские дома и богадельни? Те самые пожертвования крупных управляющих компаний приводимые благотворительным рынком среднего класса. Это не значит, что Эндрю Карнеги не может построить больницу. Может и строит. Только это 5-10% от совокупно декларируемой доброты. Остальное все уходит на морковки для «цукербергов».

Лицо “Facebook” еще не самый яркий пример. В 1997 году Уильям Гейтс с женой открыли свой частный фонд, который так и назвали Bill & Melinda Gates Foundation, вложив туда около 2 млрд долларов (опционами). За следующие пять лет уставной капитал этой организации вырос в 5 раз. Сегодня он составляет 40 млрд долларов США и каждый год увеличивается минимум на 20%. Фонд управляет пожертвованиями двух десятков компаний, начиная с Exxon Mobile и заканчивая McDonalds. Там без исключения все крупные игроки американской экономики.

У Томаса Сибеля есть First Virtual Group Foundation, у Илона Маска – Musk Foundation, Лоуренс Эллисон дотирует The Giving Pledge Foundation, а Ричард Бренсон — ICMEC.

Никто не ставит вопрос: «даете ли вы деньги на благотворительность?», скорее «доросли ли вы уже до собственного благотворительного фонда?»

К слову, Дядя Сэм зорко следит за адресатами денежных средств. У благотворительных фондов не может быть, в отличие от корпораций, даже формальной международной прописки. Все четко: Columbia D.C., второй поворот направо, светло серый дом в неоколониальном стиле с садиком и звездно-полосатым флагом. И никак иначе.


Мелинда Гейтс с самым благородным принцем в мире. "Мой дед говорил: делай добро и бросай его в воду..."

Tags: charity, facebook, finance, foundation, innovation, politics, startup, usa
Subscribe
promo mikaprok july 7, 00:17 88
Buy for 20 tokens
Редкий для меня служебно-личный пост. За последние полгода накопилось просто какое-то невероятное количество тем, о которых стоит поговорить, но за повседневной текучкой не доходят руки. Причем большей частью тем вполне жежешных форматов, которые не нужно упрощать-адаптировать и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments